Налог на смерть

Налог на смерть существовал в Древнем Шумере: родственникам запрещалось хоронить умершего до тех пор, пока они не внесут в бюджет налог на смерть.
А в Кастилии при испанском короле Карле V, вступившем на престол в 1516 году, если умирал глава крестьянской семьи, у семьи забирали одну корову.

Латвийская ассоциация похоронных служб предложила ввести налог «на покойников». Платить его будут ежегодно за каждый метр захоронения родственники усопшего. Данный налог должен заменить разовый сбор в 25 латов (50 долларов) на содержание кладбищ, который сейчас вносится во время похорон. Чиновники объясняют инициативу заботой о родственниках, у которых и без того много расходов, связанных с погребением. О санкциях для неплательщиков ничего не сообщается. Таким образом
власти маленькой, но гордой Латвии, которая в результате мирового кризиса осталась без вспоможения из «общака» Евросоюза, сейчас пытаются разрешить тяжелое финансовое положение своей страны традиционным путем — обложив своих граждан новыми поборами. 
В частности, один остроумный советник латвийского премьера предложил ввести акцизный сбор на… соль и сахар. Причем мотивируя это тем, что эти продукты настолько же вредны для организма, как алкоголь и табак.

Пока что неизвестно, как находчивость своего правительства оценили рядовые латыши, однако оно оказалось далеко не оригинальным. Налоги на соль — эту важнейшую кулинарную приправу — вводились еще с незапамятных времен. При этом соляные акцизы были не только самыми крупными, но и самым ненавистными в истории. В частности, они спровоцировали московский «соляной бунт» во времена царствования Алексея Михайловича и Французскую революцию 1789 года. Самым чудовищным был акциз на соль, введенный англичанами в Индии, — он достигал 400% стоимости самого товара и в конечном итоге привел к тому, что Британия потеряла этот главный бриллиант в своей колониальной короне.

•В поисках новых статей дохода власти Гвинеи установили налог на мир. Каждый год без войны обходится гвинейцам в 17 евро — довольно серьезную для них сумму, ради которой многие тамошние мужчины предпочли бы пострелять в представителей соседних племен.